Блог

Часть 1. В этой статье мы собрали большинство самых существенных и доступных в настоящее время материалов, относящихся к продуктам, распространяемым фирмой COLWAY. Вы найдете здесь также копии весьма интересных документов. Кроме того, мы располагаем определенным количеством данных, подтверждающих эффективность лечебного воздействия рыбьего коллагена, как в сфере косметологии, так и медицины, но публикация таких материалов была бы неэтичной ввиду того, что Натуральный Коллаген и его производные зарегистрированы как чисто косметические продукты. Предпосылки и история возникновения польского морского коллагена, востребованного сегодня во всем мире. Натуральный Коллаген, получаемый из рыбьей кожи, – это бесспорно, великое изобретение польской науки. Оно не было делом рук одного конкретного человека, это был комплекс действий и усовершенствований, над которым долгое время работало много разных людей. Не было бы польского рыбьего коллагена, если бы не было еще в те далекие времена в Польской Народной Республике польской биохимической школы – надо признать выдающейся в мировом масштабе. В 70-х годах ХХ века польская наука первенствовала в области получения белка из морских организмов. Польша была одной из немногих стран, которая располагала специальным морским исследовательским судном «Профессор Седлецки», которое прославилось во всем мире пионерскими попытками получения из безбрежных резервов мирового океана пищевого белка, содержащегося, например, в планктоне или в антарктическом криле. Прошли годы. Мир решил проблему недостатка белков, посредством трансгенной инженерии. Китай и Индия стали могущественными поставщиками риса. Морское исследовательское судно пошло на слом… Однако осталось 60 превосходно образованных биохимиков, 12 из которых стали профессорами, и все они не очень представляли себе, как использовать полученные ими за всю прошлую жизнь знания. Эти люди очень много знали о биохимии рыбьего белка, но у них не было никакого реального шанса извлечь из этих знаний пользу. Достойны упоминания имена Илоны Колодзейской, Марии Садовской, Эдуарда Краевского и многих других… В это время польская наука в Гданьском научно-исследовательском центре разработала метод получения пищевого желатина из отходов переработки рыбы. Отходов, за утилизацию которых высокоразвитые страны платят большие деньги. Хозяйственно-политической спецификой Польши является тот факт, что, располагая уникальной технологией получения генетически безопасного пищевого желатина из совершенно бесплатного сырья, страна импортирует желатин. Точно также произошло и с коллагеном. Полученный еще в 80-х годах польским методом гидратации органической кислотой из рыбьей кожи, исследовательским коллективом в составе Мечислава Скродского, Антония Михневича и Генриха Куявы он не дождался никакой инвестиционной поддержки. Первый «коллагеновый» патент под номером 144584, который легко можно найти в Интернете (www.uprp.pl) не дождался коммерческого использования… до тех пор, пока не закончился срок исключительных прав изобретателей на их изобретение. Этому изобретению, впрочем, в то время не хватало двух элементов: правильного выбора рыбы, из кожи которой получали коллаген и усовершенствования конечного этапа фильтрации этого коллагена. Одно время казалось, что с этими недостатками справился профессор Йозеф Пшыбыльски из Института химии Гданьского университета, который применил в качестве сырья кожу лосося, а в качестве последнего фильтра – фибрины шелка. Однако Пшыбыльски тоже «не попал» в лучшее сырье. Его патент от 30.01.2006 года на «получение биологически активного коллагена из кож лососевых рыб» дает возможность производить коллаген качественно очень хороший, но очень плохо выдерживающий даже комнатную температуру. Все по очереди партнеры профессора Пшыбыльского были объявлены им обманщиками, а конкуренты – похитителями идей. Наконец, коллаген, пропагандируемый эксцентричным профессором, исчез с рынка. Дело в том, что решающим фактором в рыночном успехе польского коллагена являются не споры и склоки в СМИ, а вещь куда более прозаичная – термическая выносливость гидрата коллагена, а также «натуральность» препарата, то есть производство его без консервантов и химических «улучшений». Рыбий коллаген являлся гидратом, натуральным белковым препаратом, который сохраняет спиральную структуру и тем самым биологическую активность до определенной температуры. Эта температурная граница зависит от степени разбавления водой, от сеточной структуры коллагена, но, прежде всего от того, в какой температуре жила в естественной среде рыба – «донор» этого коллагена. У человеческого коллагена типа I, III, IV при температуре 42ºС «расплетаются» аминокислотные спирали и он немедленно умирает вместе со всем организмом. Рыбий коллаген на молекулярном уровне лишь весьма незначительно отличается от человеческого. Как ни странно, биохимически в форме трехрядной спирали, рыбий коллаген гораздо ближе к человеческому, чем прекрасный в имплантатах, но гораздо худший в кремах, коллаген животный, используемый в волокнистой – более многорядной форме. Одно из немногих различий заключено в температурном режиме. Рыба, организм с переменной температурой, приспосабливает температуру своего тела к окружающей среде. Поэтому те виды рыб, которые обитают в самой теплой воде, являются лучшими «донорами» для получения коллагена из их кожи. Борьба за рынки сбыта, которую, несомненно, еще долго будут вести те, кто обладают тайной гидратации польского рыбьего коллагена, сосредоточиться в будущем на термической устойчивости гелей и «натуральности» конечного продукта. Решающим фактором неизбежного глобального успеха этого сенсационного продукта будут не аттестаты, сертификаты и даже не наиболее впечатляющие клинические исследования, а возможность дать гарантию его конечному пользователю на уверенную возможность хранения его в домашних условиях, соблюдая при этом действительную его натуральность – отсутствие неорганической химии в составе INCI. Рыночным спросом руководят не восхищенные отзывы людей, создающих общественное мнение, а реальная эффективность продукта в реальных условиях комфортной жизни конечного потребителя, а также мировое общественное мнение, склоняющееся к продуктам натуральным. Коллаген некоторых польских производителей, еще недавно конкурирующих с COLWAY действительно были биологически активные, но могли удерживать свою спиральную структуру максимально до 20ºС, что требовало хранения их в холодильнике. Поэтому они потом густели и хуже растирались на теле, тем самым становясь менее удобными для потребителя. Были ли они из-за этого худшими по качеству? Разумеется, нет. Если конечно в них не добавлялись парабены и химические «улучшители». Рыбий коллаген либо «перепрыгнет» в водный раствор, не теряя формы тройной хелисы или нет. Слова «оригинальный» и «подделка» в случае коллагенового гидрата чаще всего маркетинговый лепет. Любой польский рыбий коллаген, который приобретет потребитель будет действовать примерно одинаково хорошо, потому что польские коллагеновые гели экстрагируются очень схожими методами, точно также как каждая хорошая польская водка производится, вероятно, из зерна, а хорошая брынза из овечьего молока. Пока что лучше всего продаваемый в мире коллагеновый гидрат получается не из лосося, а из карповых рыб, он не содержит никаких консервантов, выдерживает температуру целых 28ºС и разработан авторским методом в 2003-2007 годах Маркетинговая система COLWAY. В 2004 году COLWAY положил в основу свои дистрибуции именно этот коллаген и на этом мы выиграли. Формулы 5-23, 5-26, затем Нативный коллаген, наконец, препарат без консервантов плюс очень либеральная маркетинговая система принесли нам победу. В 2010 году мы продавали около 96 % рыбьего коллагена, производимого в Польше. Теперь мы располагаем чистейшим коллагеном без консервантов, а его фильтрация в наши дни производится методом по сравнению с которым шелковые фильтры выглядели технологией столь же устаревшей, как утюг с углями. COLWAY спонсирует пока еще экспериментальное исследование для получения еще лучшего коллагена – из кожи рыб, живущих в тропических водах. Проводимая нами в течение последних лет политика обеспечивала дистрибутивной сети COLWAY с одной стороны не нарушение ее прав производителем, а с другой – привела к последующим действиям, вытеснившим из рынка практически всех наших конкурентов в период 2009-2010 годов. Главным приоритетом Правления COLWAY является процветание Дистрибутивной Сети, которая состоит из независимых предпринимателей, обеспечение ей развития, права полной исключительности на продукты, а также абсолютной конкурентоспособности независимо от мнений СМИ, патентных и иных споров, как в Польше, так и за границей. И именно тут возникает тема постоянных вопросов об аттестациях, сертификатах, клинических исследованиях, доказательствах, документах, свидетельствах, статистических данных, сравнительных снимков и т.д. Честно говоря, не донимают нас этими вопросами опытные сетевики, а скорее дебютанты в бизнесе, которые пытаются искать дороги напрямик и ищут скорее не клиента-партнера для строительства потребительской сети среди своих знакомых, а какой – нибудь оптовый склад в Аргентине, а еще чаще те, которые еще не знают, что никто не купит у него коллагена какие бы замечательные документы они не показывали… Коллаген надо продать! Материалы, которые мы годами собирали, для того чтобы их включить в эту статью не собраны здесь для тех, которые наивно полагают, что ксерокопиями можно заменить энтузиазм. Они для тех, которые действительно проводят встречи и беседы по рекрутингу. Им действительно люди задают много трудных вопросов. Поэтому Лидер COLWAY должен знать о продуктах по крайней мере в два раза больше, чем объем самых дотошных вопросов. Поэтому именно для вас лидеры – мы собирали материалы в этот комплект. Согласно принятой нами политикой, которая выражается в том, что мы избегаем говорить в наших рекламных материалах о лечебных свойствах коллагена, также и в этом комплекте собрано больше статей, докладов, конспектов исследований, информаций и цитат из области косметологии, биотехнологии, биохимии и биоорганики, чем из области медицины. На сегодняшний день это оправдано нашей политикой. О связях коллагена с медициной мы стараемся говорить лишь устами врачей. САМОЕ ВАЖНОЕ, ЧТО НАДО ЗНАТЬ ТЕМ, КТО ХОЧЕТ РАБОТАТЬ С ЭТИМ ПРОДУКТОМ. Вероятно, единственная форма жизни, существующая во Вселенной, основана на белке. Важнейшим белком не только человека, но и всех других позвоночных, является коллаген. Он составляет свыше 30% массы протеинов человеческого организма. Из него построена наша самая необходимая для жизни ткань – ткань соединительная. Каждый знает, как важна для организма кровь, но немногие отдают себе отчет, что мы, как организм, дословно плаваем в коллагене. Межклеточная жидкость, в которую погружены наши ткани – это и есть коллаген. Костный, волосяной и зубной матрикс – это тоже коллаген. Какой орган у человека самый большой? Этот вопрос часто ставит людей в затруднение и провоцирует ошибочные ответы. Тем временем, речь идет, конечно, о человеческой коже. Она не только закрывает, защищает и украшает нас – она служит организму для выведения, выделения и дыхания. 70% белка кожи – это тоже коллаген. Коллаген не дается нам раз и навсегда. В организме происходит его постоянный обмен. Он отмирает, но одновременно неустанно производится и обслуживается хондроцитами, кератиноцитами и фибробластами – клеточными строительными и ремонтными верфями коллагена. Как это происходит? В зубах, глазах или коже непрерывно идут процессы биосинтеза, приводящие к соединению как минимум 19 аминокислот в циклическую цепочку проколлагена. Ряды пептидных цепочек создают, в свою очередь, полипептидные цепи, которые содержат более 1000 аминокислот. В этом виде они покидают «завод» – например клетку фибробласта – и теперь, уже в межклеточном пространстве, соединяются в закрученные, как правило, влево спирали суперхелисы. Это основной аспект знания о биохимии белка. Часто можно услышать мнение о невозможности проникновения в клетки дермы коллагена, накладываемого на кожу, а особенно в производящие его естественным образом фибробласты и кератиноциты. Однако, польский Натуральный Коллаген действительно трансдермален. Биологически активная тройная хелиса, будучи живым организмом, нанесенная на вымытую влажную кожу, находит себе путь через жировые каналы и волосяные луковицы в самые глубинные слои дермы, а затем в межклеточный матрикс, где немедленно вступает во взаимодействие с фибробластами и кератиноцитами. Доктор медицинских наук профессор С.А. Батечко, посвятивший много лет исследованием коллагена и клиническим наблюдениям над эффективностью его воздействия на организм человека, утверждает, что сам факт трансдермальности, оспариваемый еще несколько лет назад, в последнее время неопровержимо доказан новейшими химическими исследованиями и сомнению не подлежит. Однако механизм этого проникновения еще не до конца ясен и недостаточно изучен. Относительно этого механизма существуют две основные версии. Первая, которой придерживается доктор С. А. Батечко, утверждает, что живая хелиса рыбьего коллагена, попав на кожу, немедленно проявляет свою биологическую активность и, подобно сперматозоиду, рвущемуся к цели, вся целиком мгновенно протискивается сквозь хоть и узкие, но растягивающиеся поры в эпидермисе, и, достигнув внеклеточного матрикса, немедленно побуждает фибробласты и кератиноциты к действию. Вторая версия основана на представлении о том, что живые хелисы рыбьего коллагена, попав на кожу, (температура которой 36,6º), в процессе преодоления пяти слоев эпидермиса, распадаются на аминокислоты и пептиды, гораздо меньшие в диаметре, чем живая тройная хелиса и потому сразу свободно проникающие сквозь узкие поры эпидермиса. Таким образом, не сами хелисы рыбьего коллагена, а продукты их распада – те же самые аминокислоты, которые есть и в человеческом организме (гидроксилизин, глицин, пролин и многие другие), попадая во внеклеточный матрикс стимулируют фибробласты, вынуждая их к производству собственного, органического коллагена. Мы в COLWAY придерживаемся этой точки зрения, однако, как Вы сами видите, суть не в самом механизме проникновения – важно то, что так или иначе – Польский рыбий коллаген ТРАНСДЕРМАЛЕН – и это научно доказанный факт. Итак – тройная спираль рыбьего коллагена построена из тех же самых аминокислот, что и человеческая: гидроксилизин, глицин, пролин либо гидроксипролин и другие. Межклеточный матрикс – это гелеобразная сеть белков и сахаров, исполняющая функцию строительных лесов во всех трех слоях кожи. Межклеточный матрикс состоит в основном из воды, коллагена, эластина, гликопротеинов и углеводородов. Его вид и консистенция один к одному были бы похожи на Натуральный Коллаген Сильвер, если бы выпарить из него две третьих воды… Когда мы заботимся об улучшении состояния коллагена в нашей дерме, то ли посредством диеты, то ли, употребляя кремы с активными субстанциями и витаминами, то ли нанося на нее Натуральный Коллаген – мы заботимся об увеличении количества коллагена в межклеточном матриксе! Именно там создается протеиновая сетка, густота которой определяет прочность, упругость и степень морщинистости кожи. И именно там, при участии активатора, которым является аскорбиновая кислота (витамин С), аминокислотные нити скручиваются в спирали (хелисы). И теперь мы уже знаем, что они это делают значительно быстрее и лучше, если межклеточный матрикс пополняется проникшими сквозь слой эпидермиса спиралями рыбьего коллагена. Так в значительном упрощении выглядит один из элементов процесса трансдермальности Натурального Коллагена. Сегодня этот процесс может быть доказан, по крайней мере, пятью способами: – посредством биопсии ткани и измерения количества гидроксипролина перед аппликацией гидрата рыбьего коллагена и после нее; – посредством введения в препарат радиоизотопа и последующим наблюдением путешествия этого изотопа вглубь организма; – посредством наблюдения снижения супрессивной активности лимфоцитов Т в посевах in vitro с коллагеном; – методом иммунофлюоресцентных меток, и, наконец, – денситометрически: определяя процентное соотношение в препарате пептидов, составляющих так называемые цепочки альфа и бета. Трансдермальность этих пептидов уже никто не оспаривает. Сравнительно недавно описан второй из элементов трансдермальности Натурального Коллагена и процесс непосредственного влияния его пептидов на клеточные функции фибробластов. Здесь следует отметить, что коллагеновый белок является все еще мало изученной областью биоорганики. До сих пор даже не описаны точно все типы и подтипы коллагена. Тройная коллагеновая хелиса по внешнему виду очень похожа на спираль человеческой ДНК и, оказывается, что в отличие от этого, уже достаточно изученного генома, – более таинственна. ДНК заключена в клетках, а суперхелиса живет вне фибробласта. Натуральный Коллаген как молекула не обязательно должен целиком проникать в дерму. Для стимуляции производства организмом собственного коллагена вполне достаточно того, что цепочки пептидов и аминокислот (особенно гидроксилизина или гидроксипролина), оставшиеся в результате разрушения, проникающей сквозь эпидермис спирали рыбьего белка, обогащает внеклеточное пространство между дермой и эпидермисом. Вполне достаточно того, что лишь пептиды достигнут фибробластов – этих фабрик по производству органического коллагена. Процессы производства коллагена идут в клетках и в первоначальной фазе возникновения пептиды органического коллагена сразу же выталкиваются за пределы клетки. И только здесь, во внеклеточном пространстве проколлаген, возникший в фибробластах, синтезируется в хелисы. Как показали недавние исследования, пептиды, находящиеся в молекулах рыбьего коллагена, нанесенного на кожу, тем или иным путем проникают в наши фибробласты. Обычные иммунологические исследования показывают сегодня, как возникают, а затем мигрируют частички коллагена во внеклеточном матриксе эпидермиса, где собственные органические энзимы приводят к последовательным соединениям нескольких сотен аминокислот в пептидные конструкции, создаваемые в кератиноцитах. И происходит все это в тех слоях эпидермиса, которые некоторые косметологи считают слишком густыми, чтобы туда могли проникнуть многомолекулярные белки. Тем временем, развитие биохимии, движется вперед со скоростью, присущей информативной эпохе, и вот уже мы знаем, что низкорядный коллаген, производимый в эпидермисе, вполне свободно перемещается во внеклеточном пространстве. Однако, к сожалению, сегодня, еще многим косметологам чуждо понятие внеклеточного матрикса, а некоторые медики скептически относятся к самому факту его существования во всех слоях кожи, хотя это понятие постоянно встречается в английской медицинской литературе под названием: extracellurar matrix, сокращенно – ECM. Подобным же образом обстоит дело и с пониманием в эмпирических категориях важности таких явлений, как способность коллагена (который находится вне организма живого позвоночного – рыбы), удерживать состояние структуры тройной хелисы (приобретенное в ходе метаболических процессов), а также вопрос понимания того, что именно мы имеем в виду, говоря здесь о «живом» биологически активном белке. О гениальности польского открытия – рыбьего коллагена – свидетельствует тот факт, что среди людей, которые с ним ознакомились, коллаген почти никогда не воспринимается равнодушно. В большинстве случаев он вызывает огромный энтузиазм, граничащий с эйфорией, однако бывают и случаи резко отрицательного отношения. Кто же, вместо того чтобы искренне радоваться, что открыта столь удивительная вещь, критикует ее и даже отрицает? те, кому кажется, что коллаген может повредить их бизнесу те, кто плохо информированы о сути предмета те, кому знания о коллагене переданы поверхностно или некомпетентно те, кого с самого начала отпугивает наша система дистрибуции коллагена Начнем с конца. Существует большая группа «экспертов», которые столь же яростно ратовали бы за феномен рыбьего коллагена, как теперь выступают против него, если бы узнали о нем от врача, фармацевта, или даже просто из рекламы по телевидению, лишь бы не от невестки или соседки, которая (какой кошмар!) этим продуктом торгует. Такому человеку, находящемуся в плену стереотипов, следует сразу сказать, что это не вина невестки или соседки, ни даже тех кто создает этот продукт и распространяет его – это вина самого коллагена… Просто-напросто, специфика этого продукта до последнего времени была такова, что он является «живым» белком, который гибнет в жаркий день в магазине без климатизации, или даже по пути в этот магазин… А поскольку продавать коллаген в магазинах или даже в аптеках – это не лучшая идея – то и нет смысла рекламировать его в СМИ. Продажа методом сетевого маркетинга может кому-то нравиться или нет – но порой сама специфика продукта вынуждает именно такую форму его распространения, что никак не ухудшает этот продукт. Оспаривает ли кто-то факт, что полис страхования жизни является замечательным, очень полезным и нужным товаром, несмотря на то, что 98% обладателей приобрели его непосредственно у страхового агента в процессе прямой продажи? Можно ли представить себе продажу многих продуктов высокого стандарта, без презентации их достоинств непосредственно у потенциального клиента? Точно также обстоит дело с коллагеном. Никакая реклама ни в состоянии так эффективно показать его качества и достоинства, как дистрибьютор, который одновременно является его пользователем. И это надо очень убедительно объяснить возможным скептикам. Отдельной темой является качество знаний о коллагене. Но как раз именно для этого и составлен настоящий сборник учебных материалов. Вооруженные собранными здесь знаниями и очень сильными, дельными аргументами, пропагандисты польского рыбьего коллагена могут изменить отношение к коллагену людей, настроенных скептически, погрязших в стереотипах или ограничениях ввиду взглядов, обусловленных устаревшей информацией… Они могут изменить отношение даже тех, кто видит в коллагене конкурентов. Как? Методом убеждения. Иногда это трудно, но сам коллаген может придти на помощь. Если, например, оппонент получит солнечный ожог… А, что с понятием «живой» коллаген? Не слишком ли часто им злоупотребляют? Случается, что некоторые тривиально воображают молекулу рыбьего коллагена чем-то вроде сперматозоида, который сам по себе прорывается сквозь защитные барьеры эпидермиса, чтобы в результате «оплодотворить» фибробласт, который родит новые маленькие коллагеники… Такое представление темы наверно вызовет улыбку или даже возмущение каждого, кто едва прикоснулся к знаниям в области биохимии, анатомии и косметологии. На самом деле все обстоит несколько иначе. Все мы знаем, что когда дерево умирает, его поросли, листья и семена живут, питаемые соками, которыми их снабжал пень после того, как дерево спилил лесоруб. Когда человек умирает, его волосы, ногти, а также фрагменты кожи живут (и растут!) еще до 20 дней. Жизнь на планете Земля развилась, основываясь на белке. Она полностью прекращается, когда распадаются полипептидные цепочки. В то же время, примитивные белковые организмы могут вернуться к жизни после длительного процесса полного анабиоза. Клоп, спустя даже два года, а некоторые бактерии даже после двухсот (!) лет. Почему? Потому что полной деградации не подверглись их белки, делающие их «оживаемыми» при благоприятных условиях. Определение «живой коллаген» может действительно стать неким злоупотреблением, но лишь в устах недоученного рассказчика. По сути дела, это действительно живой коллаген. Живой, потому что, несмотря на то, что он заперт в холодном стекле в виде водянистого геля, он, тем не менее, все еще сохраняет спиральное строение, приобретенное в ходе метаболических процессов организма, из которого он получен. Немногие понимают суть этого феномена польского биохимического открытия. Заключается она в том, что хотя рыбу два года назад съели, белки, экстрагированные из ее кожи, по-прежнему находятся в состоянии, идентичном тому, в каком они находились тем утром, когда рыбаки еще только забрасывали свои сети… В процессе молниеносного снятия кожи и мгновенного ее замораживания (до того, как распадутся частички коллагена), после необыкновенно тонкой механической обработки, медленных химических реакций и тончайшей многоступенчатой фильтрации, в Гданьской лаборатории происходит нечто, чего не могут добиться многие лаборатории мира: коллаген, не теряя своей структуры хелисы, чистый, хотя хрупкий и беззащитный, переходит в водный раствор и теперь лишь остается разлить этот раствор в соответствующие упаковки… Чем же он лучше десятков тонн параллельно производимого в различных лабораториях мира животного коллагена? Отличий много, но важнейшее заключается именно в том, что рыбий коллаген – живой. Обладая меньшей молекулярной массой и значительно меньшими размерами, он, сразу после нанесения на эпидермис, распадается и проникает гораздо глубже, чем животный белок. В момент первого соприкосновения с человеческим организмом, это не статистический клубок «мертвы белковых элементов», а все еще упорядоченная трехрядная спираль, и только роговый слой эпидермиса и температура человеческог